Все неделя прошла под знаком анны керн

Стена | ВКонтакте

все неделя прошла под знаком анны керн

Я обещала поверять вам все мои мысли, а также поступки, ни в чем не меняя еще две недели, потом воцарилось молчание; я спросила, знаком ли он с Я встала, прошла в свой кабинет и там пила чай, как всегда в полном. Анна Петровна Керн -- автор воспоминаний о Пушкине и его времени месяцев, когда родители покинули губернский Орел, и все ранние годы ее прошли в обучал приезжавший на несколько недель из Москвы во время вакаций студент. Родзянко был знаком с Пушкиным. У него Анна Петровна нашла. Ведущая. Вся неделя в Тригорском прошла под знаком “Керн”. кого это не было секретом – все было затеяно ради Анны Петровны Керн. Няня спекла .

Он увидал сына на мачте и тотчас же прицелился в сына и закричал: Прыгай сейчас в воду! Мальчик шатался, но не понимал. Точно пушечное ядро, шлепнуло тело мальчика в море, и не успели волны закрыть его, как уже двадцать молодцов матросов спрыгнули с корабля в море. Секунд через сорок они долгими показались всем вынырнуло тело мальчика. Через несколько минут у него изо рта и из носа полилась вода, и он стал дышать.

Когда капитан увидал это, он вдруг закричал, как будто его что-то душило, и убежал к себе в каюту, чтоб никто не видал, как он плачет. Толстой 10 Примерный план текста простой 1. Возвращение корабля из кругосветного путешествия.

Опасное неравновесие на перекладине. На палубе напряженное ожидание. Был шумен и резв, как и. Как-то он пригласил всех тригорских к себе в Михайловское, и ни для кого не было тайной, что все это затеяно им ради Анны Петровны. Няня испекла пирог с морковью, выставила две бутылки черносмородинной наливки.

Гости заполнили смехом и шумной беседой просторные и пустоватые комнаты отцовского дома. Разъехались уже далеко за полночь. Пушкин верхом провожал осиповские коляски до трех сосен и долго еще махал шляпой, прислушиваясь ко все удаляющемуся конскому топоту.

Анна Петровна уезжала на следующий день к вечеру. Александр Сергеевич подошел в самую последнюю минуту. Прочтите это, когда будете уже далеко! Она поблагодарила его молчаливым и тоже грустным взглядом.

Пушкин, не оборачиваясь, зашагал в поля. Дома ему не работалось. Мешала луна, которая так и лезла в самые окна.

Ответы@surq.ru: Плиз можно изложение очень нужно!!!!

Он вздохнул, отодвинул рукописи и вышел в сад. Мягкий лунный свет пятнами лежал на остывающих дорожках. Старые, еще ганнибаловские липы смыкали над ним свой темный прохладный свод.

Сад казался безмолвным, таинственным, и нельзя было 11 узнать самых знакомых мест. В самом деле, все как-то преобразилось, стало иным. Да и он, разве такой он, каким был еще так недавно в патриархальном осиповском кругу! Вчера они шли с нею по этой же самой аллее, далеко отстав от гостей. Было так же темно, тихо и лунно. Узловатые старые корни пересекали заросшую тропинку. Оба они спотыкались на каждом шагу, и он раза два подхватил слабо вскрикнувшую от страха Анну Петровну.

И казалось ему, что идут они нераздельно, неразлучно через темный лес жизни давно-давно и обязательно выйдут на залитую луной опушку. А в душе пела несмолкаемая мелодия, та самая, которая потом, в одиночестве, ночью залила мягким светом возрождения, свободы и счастья его порывисто набросанные стихи, которые можно написать только раз в жизни: И сердце бьется в упоенье, И для него воскресли вновь И божество, и вдохновенье, И жизнь, и слезы, и любовь.

Рождественскому Примерный план текста развернутый I. Неделя в Тригорском под знаком Керн. Пушкин и Анна Петровна. Смех и шумная беседа в опустевшем было отцовском доме.

Тройка двинулась в путь Возвращение поэта в дом: Но все же край этот обладает большой притягательной силой. Он очень скромен так же, как картины Левитана. Но в нем, как и в этих картинах, заключена вся прелесть и все незаметное на первый взгляд разнообразие русской природы. Что можно увидеть в Мещерском крае? Цветущие или скошенные луга, сосновые боры, поемные или лесные озера, заросшие черной кугой, стога, пахнущие сухим и теплым сеном.

Сено в стогах держит тепло всю зиму. Мне приходилось ночевать в стогах в октябре, когда трава на рассвете покрывается инеем, как солью. Я вырывал в сене глубокую нору, залезал в нее и всю ночь спал в стогу, будто в запертой комнате.

А над лугами шел холодный дождь и ветер налетал косыми ударами. Но такая тишина стоит в лесах только в безветренные дни. В ветер леса шумят великим океанским гулом и вершины сосен гнутся вслед пролетающим облакам. В Мещерском крае можно увидеть лесные озера с темной водой, обширные болота, покрытые ольхой и осиной, одинокие обугленные от старости избы лесников, пески, можжевельник, вереск, косяки журавлей и знакомые нам под всеми широтами звезды.

Что можно услышать в Мещерском крае, кроме гула сосновых лесов? Крики перепелов и ястребов, свист иволги, суетливый стук дятлов, вой волков, шорох дождей в рыжей хвое, вечерний плач гармоники в деревушке, а по ночам разноголосое пение петухов да колотушку деревенского сторожа.

Book: Анна Керн. Муза А.С. Пушкина

Но увидеть и услышать так мало можно только в первые дни. Потом с каждым днем этот край делается все богаче, разнообразнее, милее сердцу. И, наконец, наступает время, когда каждая ива над заглохшей рекой кажется своей, очень знакомой, когда о ней можно рассказывать удивительные истории.

Паустовский 13 Примерный план текста простой 1. Чем привлекателен Мещерский край? Что можно увидеть в Мещере?

Что можно услышать в Мещере? С каждым днем этот край богаче, милее сердцу. Впрочем, это мои собственные замечания, основанные на моих же наблюдениях, и я вовсе не хочу вас заставить веровать в них слепо. Когда он опустился на скамью, то прямой стан его согнулся, как будто у него в спине не было ни одной косточки; положение всего его тела изобразило какую-то нервическую слабость; он сидел, как сидит бальзакова тридцатилетняя кокетка на своих пуховых креслах после утомительного бала.

С первого взгляда на лицо его я бы не дал ему более двадцати трех лет, хотя после я готов был дать ему тридцать. В его улыбке было что-то детское. Несмотря на светлый цвет его волос, усы его и брови были черные признак породы в человеке, так, как черная грива и черный хвост у белой лошади. Чтоб докончить портрет, я скажу, что у него был немного вздернутый нос, зубы ослепительной белизны и карие глаза; о глазах я должен сказать еще несколько слов.

Во-первых, они не смеялись, когда он смеялся! Вам не случалось замечать такой странности у некоторых людей?. Это признак или злого нрава, или глубокой постоянной грусти. Из-за полуопущенных ресниц они сияли каким-то фосфорическим блеском, если можно так выразиться.

Двенадцатилетний мальчик без сожаления расставался с гувернёрами и гувернантками, но тепло и сердечно вспоминал няню, спутницу его детства. Царское Село… Всё овеяно здесь гением Пушкина. Здесь всюду слышен звон стихов поэта. Да и сам Пушкин, в бронзе изваянный скульптором Бахом, задумчиво сидит в распахнутом лицейском мундире на чугунной скамье в лицейском саду.

все неделя прошла под знаком анны керн

Дух благородной дружбы, верности, жажда знаний и вольности, творческого горения и соревнования царил в лицее. Пробуждались творческие силы, поэтическое вдохновение требовало выхода. Первые три дошедшие до нас стихотворения написаны были летним поэтом в году. В следующем, году из-под пера пятнадцатилетнего Пушкина появляется уже не три, а 24 стихотворения!

Лирика лицейских лет многообразна по своему содержанию и по жанрам.

  • Внеклассные мероприятия

Здесь и весёлая сатира, и эпиграммы, и любовь, и природа. Но уже в ранних произведениях поэт проявляет большой интерес к русскому народному творчеству, и одновременно с его горячим патриотизмом ощущается рост вольнолюбивых настроений. Смело и уверенно поднимается лицеист Пушкин на поэтический Парнас. Страшись, о рать иноплеменных! России двинулись сыны; Восстал и стар и млад; летят на дерзновенных. Сердца их мщеньем зажжены. Уж близок час паденья! Ты в каждом ратнике узришь богатыря, Их цель иль победить, иль пасть в пылу сраженья За Русь, за святость алтаря.

Где на заре цветущих лет Часы беспечности я тратил золотые, Не зная горести и бед, И вы их видели, врагов моей отчизны! И вас багрила кровь и пламень пожирал!

ЧАСТЬ III ИЗЛОЖЕНИЕ КАК ФОРМА ЭКЗАМЕНАЦИОННОЙ РАБОТЫ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ И ЛИТЕРАТУРЕ

И в жертву не принёс я мщенья вам и жизни; Вотще лишь гневом дух пылал!. Сам Державин говорил в одном из писем Державин: Нового не пишу ничего — мои времена прошли.

Скоро явится второй Державин. Это Пушкин, который уже в Лицее перещеголял всех писателей. Какая сила, точность в выражениях, какая твёрдая и мастерская кисть в картинах. Дай Бог ему здоровья и учения, и в нём прок и горе. Ну, слава богу, давно пора!.

Керн вспоминала выразительное чтение И. Крыловым одной из его басен. Именно то, что так захватило девятнадцатилетнюю провинциалку на вечере у Олениных -- "поэтическое наслаждение", "очарование" поэзии,-- стало причиной ее живого интереса к личности не замеченного ею тогда некрасивого курчавого юноши. Прогремевшие на всю Россию "южные поэмы" донесли имя Пушкина и до далеких Лубен. О своем восхищении пушкинскими стихами Анна Петровна писала в Тригорское кузине Анне Николаевне Вульф, зная, что слова ее дойдут до ссыльного поэта.

Анна Николаевна, в свою очередь, сообщала ей "различные его фразы" о встрече у Олениных. Керн, которая написала много нежностей обо мне своей кузине? Говорят, она премиленькая вещь -- но славны Лубны за горами",-- обращается Пушкин к А. Родзянко в конце года, а в ответ получает послание от Родзянко и А. Так началась их переписка. Она прерывается приездом Анны Петровны в Тригорское летом года.

Месяц с середины июня до середины июля гостила Керн у тетушки П. Вульф-Осиповой на живописных берегах Сороти, и весь этот месяц Пушкин почти ежедневно являлся в Тригорское. Он читал ей своих "Цыган", рассказывал "сказку про Черта, который ездил на извозчике на Васильевский остров", слушал, как она пела баркаролу на стихи слепого поэта И.

Козлова "Венецианская ночь", и писал об этом пении П. Жаль, что он не увидит ее -- но пусть вообразит себе красоту и задушевность -- по крайней мере дай бог ему ее слышать!

Керн из Тригорского поэт показывал ей свой Михайловский парк, а в день отъезда подарил 1-ю главу "Евгения Онегина", в неразрезанных листках, между которыми она нашла вчетверо сложенный лист почтовой бумаги со стихами: Вслед Анне Петровне Пушкин шлет одно за другим пять писем, она отвечает и становится партнером поэта в своего рода литературной игре, его соавтором в создании своеобразного "романа в письмах".

Письма поэта по-пушкински остроумны, блестящи и всегда шутливы. Если вы приедете, я обещаю вам быть любезным до чрезвычайности -- в понедельник я буду весел, во вторник восторжен, в среду нежен, в четверг игрив, в пятницу, субботу и воскресенье буду чем вам угодно, и всю неделю -- у ваших ног Нам неизвестны письма А. Но нужно думать, что они были писаны в тон его посланиям. Ироничность пушкинского тона не позволяет определить меру серьезности любовных признаний поэта.

Можно предполагать, что увлечение его не было особенно глубоким. Однако вне зависимости от этого совершенно несомненно, что и для Пушкина, и для его корреспондентки было приятно, интересно, весело поддерживать эту переписку. Шутливым пушкинским письмам непосредственно предшествовало обращение к той же самой женщине в стихах высокого лирического строя.

Если в письмах к А. Керн перед нами -- внешняя, бытовая сторона человеческих отношений, то в стихотворении "Я помню чудное мгновенье Несколько дней спустя после того, как Пушкин в Тригорском подарил Анне Петровне листок со стихами, ей адресованными, он закончил письмо к одному из друзей такими знаменательными словами: Это сказано в связи с "Борисом Годуновым", работа над которым была тогда в разгаре. То был момент особого подъема творческих, душевных сил, момент радостного "пробуждения" души.

И в это-то время "в глуши, во мраке заточенья" вновь явился Пушкину прекрасный, светлый образ из далеких лет -- как отрадное воспоминание бурной, вольной молодости и как надежда на близкое освобождение, в которое ссыльный поэт не переставал верить Уже не несколько часов, как когда-то у Олениных, а много дней провел Пушкин в Тригорском подле Анны Петровны, но от этого яркое впечатление той первой, мимолетной встречи с ней не стерлось, не потускнело,-- напротив, образ прекрасной женщины приобрел в глазах поэта новое очарование.

Если встреча их у Олениных была случайной, то летом года Анна Петровна направлялась в Тригорское, хорошо зная, что встретит там автора "Кавказского пленника", "Бахчисарайского фонтана", "Братьев разбойников", первой главы "Евгения Онегина", и горячо желала знакомства с первым русским поэтом. Богачи никогда не бывают поэтами Поэзия -- богатство бедности Осенью года Анна Петровна вновь побывала в Тригорском с Е.

Керном, и Пушкин, по ее словам,-- "очень не поладил с мужем", а с нею "был по-прежнему и даже более нежен К концу х годов относятся разрозненные, но несомненные свидетельства той дружеской близости, которая установилась тогда между Керн и Пушкиным. Это и шуточные стихи, вписанные поэтом в ее альбом, и экземпляр "Цыган" с надписью: Керн от господина Пушкина, усердного ее почитателя Искренне дружеское общение Пушкина с А. Керн, конечно, не было случайностью, оно имело предпосылкой незаурядность и своеобразие ее личности.

Позже, когда изменившиеся жизненные обстоятельства отдаляют Керн от пушкинского круга, от Пушкина, неизменными остаются ее восхищение пушкинской поэзией и горячая симпатия к самому поэту, неизменным остается -- до конца его жизни -- и дружеское расположение к ней Пушкина.

Этому не противоречат несколько резких и насмешливых слов, сказанных поэтом в письме к жене 29 сентября года по поводу записки Керн, в которой она просила ходатайствовать перед Смирдиным об издании ее перевода романа Жорж Санд. Не следует прежде всего забывать, что записку Пушкин получил через Наталью Николаевну, ревновавшую мужа ко всем его прежним приятельницам, а также и то, что Пушкину было трудно в данном случае помочь Анне Петровне -- к году он порвал все деловые сношения со Смирдиным.

Зато Анна Петровна вспоминает, с каким искренним участием Пушкин утешал ее и старался ободрить после смерти матери -- в одну из самых тяжелых минут ее жизни: В этот приезд он употребил все свое красноречие, чтобы утешить меня, и я увидела его таким же, каким он был прежде". Мы знаем, что Пушкин вместе с Е. Керн в деловых ее хлопотах по выкупу имения А 1 февраля года она "плакала и молилась" в полумраке Конюшенной церкви, где отпевали Пушкина.

После смерти Пушкина Анна Петровна ревностно хранила все, что хоть в какой-то степени было связано с памятью о поэте -- от его стихов и писем к ней до маленькой подножной скамеечки, на которой ему случалось сидеть в ее доме.

все неделя прошла под знаком анны керн

И чем дальше уходило в прошлое время их знакомства, тем сильнее чувствовала Анна Петровна, как щедро была она одарена судьбой, которая свела ее на жизненном пути с Пушкиным. Успех этого первого ее произведения, попавшего в году в печать и встреченного весьма сочувственно многочисленными читателями, вызвал к жизни воспоминания о Дельвиге, Глинке чаще всего опять же в связи с Пушкиным и последние автобиографические записки, пробудил интерес к личности самой мемуаристки и открыл путь публикации спустя много лет, даже десятилетий, тех ее сочинений, которые не предназначались для печати,-- дневников, писем.

Писать письма Анна Петровна, как сама рассказывает, любила с детства. Девочкой же начала вести дневник, который, однако, был использован отцом как оберточный материал на его горчичной фабрике. Поверять бумаге свои мысли, чувства, наблюдения было для А. Керн потребностью, и потребность эта сохранялась у нее на протяжении всей жизни, с годами становясь все более настоятельной и определенной. И когда в или году одна из петербургских знакомых, поэтесса Е.

Пучкова, обратилась к Анне Петровне с предложением рассказать о ее встречах с Пушкиным, она сделала это охотно и. Давно признано, что "Воспоминания о Пушкине" А. Биографические материалы и историко-литературные очерки.

Благодаря им стали впервые известны или получили необходимую конкретность многие существенные факты жизни Пушкина, которые сейчас мы привыкли встречать на страницах каждой его биографии.

Как юный Пушкин рассыпает остроты в петербургском салоне Олениных или скачет верхом на неоседланной лошади с почтовой станции в имение старого приятеля Родзянко; как поэт, сосланный в псковскую деревню, каждодневно является из своего Михайловского в гостеприимный тригорский дом Вульф-Осиповых, чтобы побыть среди друзей, развлечься и отдохнуть, или как, вернувшись в столицу после шести лет ссылки, трогательно-нежно встречается с любимым Дельвигом, на его литературных собраниях или на квартире у Керн ведет "поэтические разговоры".

Обо всем этом и о многом другом мы узнали из рассказа А. Керн -- безыскусственного, искреннего, увлекательного. Пушкин разных лет, очень разный, но всегда Пушкин. Керн знакомит и с неизвестными дотоле стихами и письмами Пушкина, его мыслями, высказываниями в дружеских беседах, с некоторыми особенностями его творческого процесса. Тонко подмечены мемуаристкой многие свойства характера, манеры, привычки поэта.

Он был очень неровен в обращении: Он не умел скрывать своих чувств, выражал их всегда искренно и был неописанно хорош, когда что-нибудь приятное волновало его Когда же он решался быть любезным, то ничто не могло сравниться с блеском, остротою и увлекательностью его речи". Здесь перед нами реальный, живой Пушкин, каким могла изобразить его только хорошо его знавшая, умная, наблюдательная современница. Во множестве разбросанных по воспоминаниям эпизодов, казалось бы, мелких и случайных, но по существу очень значительных, мы видим этого живого Пушкина, представленного всегда с горячим сочувствием и тонким пониманием.

И тогда, когда он робеет при первом знакомстве с молодой дамой; и когда, довольный стихами брата, говорит "очень наивно": Голос Пушкина -- "певучий, мелодический" -- мы слышим, когда А. Керн рассказывает о чтении поэтом "Цыган" в Тригорском или о том, как он "в минуты рассеянности" напевает беспрестанно "Неумолимая, ты не хотела жить Мы слышим и его заразительный "детский смех". Чрезвычайно интересны и важны некоторые суждения Керн -- о душевном состоянии Пушкина в последекабрьском Петербурге "Он был тогда весел, но чего-то ему недоставало Он приехал в Петербург с богатым запасом выработанных мыслей".

Не раз брали под сомнение свидетельство Керн о добрых отношениях Пушкина с матерью, но, вероятно, она и здесь не отступает от истины -- отношения поэта с матерью, особенно в зрелые годы, были иные, чем с отцом. Особо заслуживает быть отмеченным тот "верный такт", с которым Керн представляет свои отношения с Пушкиным.

Только одна умная женская рука,-- писал П. Анненков,-- способна так тонко и превосходно набросать историю сношений, где чувство своего достоинства, вместе с желанием нравиться и даже сердечною привязанностью, отливаются разными и всегда изящными чертами, ни разу не оскорбившими ничьего глаза и ничьего чувства, несмотря на то, что иногда слагаются в образы, всего менее монашеского или пуританского свойства".

Пушкин предстает перед нами в воспоминаниях Керн столь достоверно еще и потому, что он окружен здесь не менее достоверно представленными современниками. Лаконично, иногда несколькими фразами рисует Керн на редкость точные и живые портреты людей того круга, духовным вождем которого был Пушкин.

Таков, например, в ее изображении обаятельный Мицкевич или удивительный Крылов, остроты которого охотно повторяет Пушкин и который одним словом определяет, "что такое Пушкин": Прямым продолжением воспоминаний о Пушкине явились воспоминания о Дельвиге и Глинке, где эти два замечательных деятеля пушкинской эпохи охарактеризованы так полно и выразительно, как ни в одном другом мемуарном документе.

Антон Антонович Дельвиг -- "душа всей этой счастливой семьи поэтов", собиравшихся в его доме, "маленькой республики", где он сумел создать атмосферу "родственной простоты и симпатии"; человек спокойного, ровного характера, безгранично добрый, гостеприимный, добродушно-остроумный, знающий цену веселой шутке и признанный авторитет в вопросах искусства, "принципиальный и беспристрастный ценитель".

И Михаил Иванович Глинка -- болезненный, до робости скромный и деликатный, но притом всегда самый желанный гость благодаря своему уму и сердечной доброте, владеющий великой творческой силой, даром потрясать своим искусством души людей. Читая воспоминания Керн, с удивлением видишь, например, что в ее рассказе о поездке на Иматру летом года, написанном много лет спустя после события, все участники поездки, да и обстоятельства самого пути, картины величественной северной природы запечатлены точнее, красочнее, нежели в очерке профессионального литератора О.

Сомова, напечатанном в годах. Керн сообщает впервые многие факты из биографии Дельвига и Глинки. Благодаря ее сообщениям стали известны шуточные стихи Дельвига: Пародия на балладу В. Жуковского перевод из В. Скотта "Смальгольмский барон", очень близко к авторскому тексту, была приведена А. Керн задолго до того, как стал известен автограф Дельвига.

Отбор проб на золото

Вряд ли кто-либо еще из слышавших гениальные импровизации Глинки, его особое исполнение своих и чужих произведений, поведал о них с такой ясностью и глубочайшей симпатией, как А. Как верны и точны характеристики музыки Глинки, например три строки об арии Людмилы из оперы "Руслан и Людмила": Какая душа в этой музыке, какое гармоническое соединение чувства с умом и какое тонкое понимание народного колорита Керн как бы выполняла обещание, данное в начале первых своих воспоминаний,-- "выдвинуть Но о Пушкине она, естественно, продолжала думать все время.

Обнародовала здесь несколько записок к ней Пушкина и Е.